Лён начинает, конопля выигрывает

15.03.2021 г.

В ходе Деловой программы выставки «ИНТЕРТКАНЬ-2021. Весна ВЕСНА», 3 марта состоялся весьма актуальный обмен мнениями по поводу качества лубяных тканей и изделий из них: «Такой лён нам не нужен?»

Обмен мнениями на этом форуме продолжил тему, обозначенную в ходе состоявшейся накануне конференции по вопросам комплексного развития льняной отрасли и, в том числе, по переработке лубяного сырья для легпрома.

Открывая дискуссию, Алексей КОНОВ (заместитель генерального директора компании «ТДЛ-Текстиль») в качестве одной из ключевых обозначил базовую проблему отрасли: откуда брать и куда девать сырьё? В «ТДЛ» отмечают, что с качественными параметрами лубяного сырья немало проблем. Вдобавок, средние и особенно малые предприятия такое производство «не тянут». Например, объем производимого в стране конопляного сырья для производства тканей «измеряется» в килограммах, но уж никак не в тоннах. Основной объем получаемой в России конопли – это необработанное, «грубое» волокно, предназначенное для производства утеплителей, канатов, веревок, шпагатов и аналогичной продукции. Возможно, выход требуемого для ткачества сырья, по мнению эксперта, мог быть и больше, если бы дело было поставлено на научную основу, с повсеместным использованием современных технологий.

Фирма «ТДЛ», по словам г-на Конова, использует принципиально новые технологии производства тканей из конопли, хотя маркетинг данной продукции оставляет желать лучшего. «Приходится даже скрывать, что ткань содержит коноплю: для лучших продаж полезнее утверждать, что ткань сделана из льна». Хотя по себестоимости лен дороже конопли почти в 2,5 раза.

При этом «ТДЛ» снижает себестоимость готовой продукции, одновременно повышая её качество и потребительские свойства. В частности, выпускается ткань, структура которой напоминает композицию из «несущих канатов».

Также компания производит хлопчатобумажную ткань с содержанием льно-пеньковой пряжи, которая несет на себе всю нагрузку: она толще хлопчатобумажной в 4 раза. Если делать из такой ткани постельное бельё, то «человек будет лежать как бы на сетке, а конопля, обладающая нулевой статикой, собирает капельную влагу и работает как бактерицидное средство».

Серьёзную трудность представляет при обработке конопляных тканей отсутствие профильного оборудования, которое в России не производится. Хотя Чебоксарский завод (Чувашия) выразил готовность поставить для ТДЛ такое оборудование.

такой-лен-1.jpgВключившись по онлайн-трансляции, Вероника БОБРОВСКАЯ (заместитель директора департамента легкой промышленности и лесопромышленного комплекса Минпромторга России) посетовала на плоды многолетнего воспитания потребителя «в духе отрицания конопли». Отметив, что специалистам нужно думать о снижении себестоимости изделий из конопли, с вариантом перехода изделий из этого сырья в сегмент casual. Что же касается более привычного для наших швейников льна, то существуют различные программы государственного субсидирования его производства. При этом, по словам В.Бобровской, в 2020 году был уже выбран полный пакет субсидий, сейчас готовится следующий. Аналогичные программы министерство предполагает инициировать по конопле. Что касается маркетинга, эксперт уверена, что здесь необходимо задействовать совместные усилия отраслевых союзов и ассоциаций, «подключить»  пропаганду преимуществ продукции из конопли.

Ольга ЧАШНИКОВА (компания «ВОЛТРИ») с сожалением отметила, что в сегменте отечественного лубяного сырья уже минимум 10 лет ощутим регресс. Причем сама фирма «ВОЛТРИ» считается основоположником индустрии льняной одежды, поскольку ещё в далёком 1969-м триумфально выпустила коллекцию трикотажной одежды из пряжи производства «Вологодского текстиля». «Именно использование натуральных материалов составляет конкурентное преимущество фирмы, – считает Ольга Чашникова. –

Проблема сегодняшнего дня для лубяной пряжи заключается в необходимости использовать волокно высокого качества, а такого сырья недостаточно. Мы в своё время закупили германские швейные машины, конструкторы которых говорили, что с имеющимися российским льном они работать не будут. Однако оборудование используется по назначению уже более 15 лет, благодаря отбору высококачественного сырья. Но это большая проблема. Белорусская и российская пряжи требуемым стандартам. На нитях встречаются утолщения и узлы, которые рвутся при работе тонкими рабочими иглами. Китайские пряжи качественнее белорусских, но мы российский бренд и настроены на программу импортозамещения. При этом главные приоритеты фирмы – это благоприятствование натуральным продуктам». Также эксперт остановилась на проблеме крашения. Для большей устойчивости и равномерности цвета, изделие должно производиться из уже окрашенной пряжи. 

В свою очередь, Ольга КЕРСТЕНС, собственник бренда и интернет-магазина тканей в Санкт-Петербурге, производит более 3-х лет различные изделия, в том числе индивидуального покроя, из лубяных тканей. И к её продукции клиенты уже привыкли: «в частности, кеды из конопли, - отмечает О.Керстенс, - уже никого не смущают». Эксперт негативно относится к засилью импортного сырья на российском рынке.  Но специфика ситуации в том, что, по мнению О.Керстенс, очень важно иметь возможность закупать небольшие партии и понятный ассортимент конкретно для одежды определённого качества. Но положение, что складывается с иностранными поставщиками, для которых объемы и стабильность «превыше всего», не подходит для российских условий. Поскольку новый заказ – это, как правило, всегда новый по характеристикам товар, иногда кардинально отличающийся от предыдущего.

Эксперт сообщила также, что на складе её компании уже имеются товары из джинсовой ткани на основе конопляного сырья.

такой-лен-3.jpg Олег КАЩЕЕВ, д.т.н, профессор профильного РГУ им. А.Н Косыгина, в своём выступлении подчеркнул, что на сегодняшний день состояние работы с ассортиментом лубяных изделий, включая и ткани - едва ли не тупиковое. Требуется наладить комплексную переработку лубяного сырья по современным технологиям: именно такой подход сможет решить вопросы рентабельности всех сегментов лубяной отрасли. При этом, прогресс возможен только в сочетании комплексной переработки и адекватного ей технического сопровождения, чего пока ещё не наблюдается в России.

Тем временем, падение производства в лубяном секторе продолжается, и всего лишь несколько российских регионов поддерживают его на соответствующем уровне.

О.Кащеев напомнил, что итогам совещания у Президента России 3 июня 2020 года, Владимир Путин утвердил перечень поручений по легкой промышленности, в частности, одним из пунктов стала поддержка программы комплексной переработки льна, рассчитанная на период 2025 года, в рамках которой предусмотрены бюджетные средства в размере 242 млн. рублей ежегодно. Реализация программы, пояснил эксперт, основана на кластерном принципе, заключающемся в комплексности производства, научного сопровождения, обучения и сбыта, то есть, образно говоря, «от поля до прилавка». Такой подход включает также переработку всех остатков и отходов производства в целлюлозу, композиты и биокомпозиты. Эта программа также укладывается в концепцию устойчивого развития, в основе которой лежит сохранение окружающей среды и усиливающийся тренд на экотовары. Комплексное развитие льняного комплекса, по словам О. Кащеева, также позволяет реализовать программу импортозамещения по ассортименту товаров легпрома. Ибо, к примеру, до 80% реализуемой одежды на внутреннем рынке – это импорт.

Весьма подробным, со множеством статистических выкладок, стало выступление кандидата сельскохозяйственных наук,  эксперта европейских профильных ассоциаций Бориса КАРПУНИНА (г. Торжок, Тверской области).

По мнению эксперта, необходимо использовать успешные западноевропейские технологии, чтобы освободить товарные хозяйства, производящие высококачественное волокно, от необходимости ежегодного производства посевного материала. Ибо при массовом производстве посевных семян снижается качество волокна.

Российские селекционеры из Центра лубяных культур, как отметил Б. Карпунин, разработали адаптивную схему, предусматривающую выделение производства посевных семян и волокна в отдельные подотрасли. Это позволит уйти от показателей «коэффициента зачёта» и «расчётного волокна», ориентированных на вал, а не на качество. Тем более, что, как подчеркнул эксперт, приравнивать уборку льна к его тереблению – это профанация льноводства.  Если же подробнее, «коэффициент зачёта», который сориентирован на массовую долю содержания волокна, не отражает потребностей отрасли по ряду сортов. То есть, по вопросу - какой нужен материал и какого качества. При этом, господдержка предприятий отрасли по принципу «всем сёстрам по серьгам», как считает Б. КАРПУНИН, неэффективна. Поэтому нужно выделить предприятия-флагманы, ориентированные на производство качественного продукта, и поддерживать их. 

Эксперты-участники форума отмечали также, что развитие льноводства имеет и внеотраслевой - мультипликативный эффект, ибо означает возрождение ряда областей Нечерноземья, где традиционно возделывались лён и конопля. Причём каждый регион пытается найти свой бренд, а в этих условиях оптимально позиционирование Москвы в качестве центра экодизайна и экомоды. Другой тренд — цифровизация отрасли, особенно продвижение и продажа, создание общего маркетплейса лубяных товаров.


Подпишитесь на рассылку, чтобы получать новости выставки самым первым: