Совсем не «легонькая» промышленность

22.09.2022 г.
andrey-razbrodin-souzlegprom
Во многими любимом фильме Эльдара Рязанова «Служебный роман» один из героев мечтает занять высокую должность в сфере «легонькой промышленности». В годы, когда снималась картина, удельный вес легпрома в стране составлял 17%, а в товарообороте – 25%. В отрасли было задействовано свыше 5 миллионов человек.

О том, в как обстоят дела сегодня, рассказал президент СОЮЗЛЕГПРОМа Андрей Разбродин в рамках деловой программы выставки «ИНТЕРТКАНЬ-2022.Осень». По его словам, точность современных ткацких станков сегодня находится на уровне космического оборудования, а у отрасли есть все возможности для развития.

– Мы живем в такое время, когда цифрами и понятиями играют очень легко. Годовой объем нашего рынка легкой промышленности, зафиксированный Росстатом, составляет 4,143 триллиона рублей. По объему это второй рынок в стране после пищевого (мы не берем во внимание энергетику). Рынок, который активно поддерживается сегодня, – это автомобилестроение, он в 4,3 раза меньше, чем наш. Хотя по объему господдержки в год мы получаем примерно два с половиной миллиарда, а у автомобилистов порядка 130 и выше. То есть в разы выше. У сельского хозяйства и продовольствия господдержки еще больше, но это хотя бы обосновано. Часть продуктов идет на экспорт, внутренний рынок по некоторым показателям полностью закрыт. На мой взгляд, ничего не мешает нам в России достичь тех же результатов и в рынке в легкой промышленности. 

С точки зрения современной зрелой экономики сегодня выходить на 50% своего присутствия на рынке – задача не совсем обоснованная. Но вот от 40 до 50% – этот тот уровень, который такая страна, как наша, должна не просто себе позволить, а обеспечить.

Во-первых, наша отрасль, как кто бы к этому не относился, одна из самых технологичных. Скажем, в прядильном производстве, в специальных машинах для производства шерстяного топса, допуски на уровне приборов для космоса. Я имею в виду точность этого оборудования и станков. А продукция присутствует почти в любой отрасли народного хозяйства. 

Например, наши немецкие коллеги за последние годы значительно ушли от традиционного производства в сторону технических тканей, то есть нетканых материалов с существенным синтетическим, химическим компонентом. Это целое отдельное высокотехнологическое направление, которое применяется в сельском хозяйстве, дорожном строительстве, даже черное крыло МС-21 по сути – это ткацкий процесс. Да, сделанный на другом уровне. Это волокно, которое соткано, а потом пропитано композитными материалами, но в основе лежит текстильный процесс. Поэтому отрасль сегодня крайне важна. А эти бы цифры позволили нам себя спокойно чувствовать.
Почему эти цифры? Все очень просто.

Сегодня мы занимаем 17–20% рынка в среднем по отрасли. Это означает, что даже если мы увеличим объем производства на действующих предприятиях за счет большей нагрузки, то все равно он не вырастет в два раза. За счет сменности, наращивания мощностей и других процессов мы можем достичь максимум 30%. То есть увеличение может произойти не более чем на 10%, а 70% рынка все равно останутся открытыми. Если бы мы имели 40%, то нарастить могли бы уже 20%, а то и 30%. Это простая математика – прогрессия. А 60–70% – это уже совсем другая история при современной конкурентности рынка. Эти элементы изменения логистики в такой ситуации достигаются гораздо проще. Сама система обеспечения под 40% выглядит совершенно по-другому.  

Сегодня в отрасли работают по разным подсчетам 400–420 тысяч человек. Цифры разнятся, потому что есть предприятия, которые себя не обозначают в правовом поле, то есть «а по воскресеньям немножечко шьют» и продают свой товар «в черную». Отрасль очень технологичная. Многие направления изменились. Это и финишная отделка, и все стадии переработки, которые стали автоматизированными, и складские процессы. Эффективность производства с точки зрения использования одного квадратного метра и ресурсоемкости стала выше. Поэтому есть тенденция к сокращению использования персонала. Не говоря о том, что многие предприятия закрываются и люди остаются без работы. 

Сегодня в отрасли надо переходить от программы «поддержания штанов» к программе реального их производства. То есть от программы поддержки надо переходить к программе развития. Это должны быть комплексные мероприятия, совместные с государством, которые включали бы в себя не только финансы, но и регулятивные, законодательные, контрольные и прочие меры. Сейчас для этого подходящее время, поскольку мы отчасти оказались в изолированном пространстве. Изменилась логистика из-за кризиса, в котором мы живем, начиная с 2007 года. Это привело к спаду потребительского спроса, соответственно, к сегментированию рынка, изменению технологических процессов. Пандемия, спецоперация – это элементы кризиса, суть которого – передел рынка. И у нас сегодня есть возможности, и ими мы должны воспользоваться.


забронировать стенд